🌏СЛАВЯНСКИЙ МИФ О СОТВОРЕНИИ МИРА🌏

Наша родная версия мифа, без Адама с Евой, сохранилась в украинских колядках. Вот его сюжет:

Среди предвечного моря стоит древо, на нем две/три птицы. Они ныряют на дно моря и приносят песок, сеют его и из него рождается вся земля. Ныряют снова и достают золотой/синий камень. Сеют его — рождается небо и все светила.
Впоследствии птицы могли быть заменены на ангелов или святых))

Мотив древний и редкий. В 19-20 веках записано несколько вариантов текстов, все на Украине и все колядные. И не удивительно — в эти дни обновления мира традиция обрядово воспроизводит его сотворение, малый цикл подобен великому.
Прилагаю все найденные мной тексты и собственное исполнение этой песни-мифа на видео.)
☀С новым Светом!☀

1

Колись то було з початку світа,
Втоді не було неба ні землі,
Неба ні землі, нім синє море,
А серед моря та два дубойки.
Сіли-упали два голубойци,
Два голубойци на два дубойки,
Почали собі раду радити,
Раду радити і гуркотати:
— Як ми маємо світ основати?
Спустиме ми ся на дно до моря:
Винесеме си дрібного піску,
Дрібного піску, синього каменця.
Дрібний пісочок посієме ми,
Синій камінець подунеме ми.
З дрібного піску — чорна землиця,
Студена водиця — зелена травиця;
З синього камінця — синєє небо,
Синєє небо, світле сонейко,
Світле сонейко, ясен місячок,
Ясен місячок і всі звіздойки.

1905 записав Костомаров

2

Ой як се було на початку світа:
Не було тоді ні неба, ні землі,
Тільки-но було синєє море,
На тім синім морі —явір зелененький,
На тім яворойку на горі гніздойко,
А в тім гніздойку три соколойки.
Впускали вони ся в синєє море,
З синього моря — три пожитойки:
Перший пожитойко — вози ми житойко,
Другий пожитойко — яра пшеничейка,
Третій пожитойко — трава зеленейка.
Вози ми житойко — людям на хлібойко,
Яра пшеничейка — на проскуройки,
Трава зеленейка — для худобойки.

1965 р. Галичина

3

Є світ великий, є ще й синє море,
На тих синіх морях росте чемерушка,
На тій чемерушці три голуби сидять,
Три голуби сидять та радочку радять.
Єден голуб каже: — Я сі пущу в море.—
Другий голуб каже: — Винесу пісочку.—
Третій голуб каже: — Я єго розсію,
Я єго розсію на штири часточки:
Першая часточка — світаннячко раннє,
Другая часточка — сонце праведненьке,
Третяя часточка — ясен місяченько,
Четверта часточка — дробен дощик сіє.—
Світаннячко каже: — Нема понад мене,
Як я засвітаю, ввесь мир утішаю.—
А сонечко каже: — Нема понад мене:
Ой-бо як я зійду в неділю раненько,
Обігрію же я гори та й долини,
Гори та й долини, та й всі полонини,
Й а всі лляні дзвони, а в церквах престоли.—
Місяченько каже: — Нема понад мене:
Ой-бо як я зійду темненької ночі,
Темненької ночі аж по опівночі,
Обсвічу же я войсько у залозі,
Войсько у залозі, гості у дорозі,
Й а всю звірку в лісі, й а всю птицю в стрісі.—
Дробен дощик каже: — Нема понад мене:
А й бо як я спаду й а три рази в маю,
Та мнов взрадує ся жито та й пшениця,
Жито та й пшениця, всякая пашниця.

1914 р. Галичина

4
Коли ще не було з нащада світла,
Тоги не було неба, ні землі,
А лем було синє море,
А серед моря зелений явір.
На явороньку три голубоньки,
Три голубоньки Радоньку радять,
Радоньку радять як світ снувати:
— Та спустимеся на дно до моря,
Та дістанемо дрібного піску,
Дрібний пісочок посіємо ми:
Та нам ся стане чорна землиця.
Та дістанеме золотий камінь,
Золотий камінь посіємо ми:
Та нам ся стаане ясне небонько,
Ясне небонько, світле світле Соненько,
Світле Соненько, ясен місячик,
Ясен місячик, ясна зірниця,
Ясна зірниця, дрібні звіздочки.

1914 рік Галичина
5

Колись-то было з’початку света —

/подуй же, подуй, Господи, и з’ Духом Святым по земле/
Втоды не было неба, ни земли,
Неба, ни земли, нем1 сине море,
А серед моря та два дубойки2.
Сели-впали два голубойци3,
Два голубойци на два дубойки,
Почали собе раду радити4,
Раду радити и гуркотати:
Як мы маеме свет основати?
Спустиме мы ся на дно до моря,
Вынесеме си дрибного писку,
Дрибного писку, синего (вар. золотого) каменьце.
Дрибной писочок посееме мы,
Синий каминец подунеме мы:
3′ дрибного писку — черна землиця,
Студена водиця, зелена травиця;
3′ синего каменьця — синее небо,
Синее небо, светле сонейко,
Светле сонейко, ясен месячок,
Ясен месячок и все звездойки.

Афанасьев. Поэтические воззрения славян на природу. Том 2

Русский лад быть печальным..

«Русская музыка с трогательной простотой обнаруживает душу мужика (moujik), простонародья. Ничто не говорит так к сердцу, как их светлые мелодии, которые все без исключения печальны.
Я обменял бы счастье всего Запада на русский лад быть печальным.»

Фридрих Ницше

Песни для обрядов Родноверия — ВСЕСЕЗОННЫЕ

Подборка песен-гимнов, которые придадут священный настрой и выстроят картину Мироздания — что уместно на любом годовом празднике, а также в личной практике и семейных обрядах.

Предуведомление:  Откуда эти песни и как к ним относиться

1. Сотворение мира

Коли не было с начала світа /Дайбоже/
Тогда не было неба и земли,
А тольки было синее Море,
А середь моря зеленый явор.
На явороньку три голубоньки,
Три голубоньки радоньку радят,
Радоньку радят — як свет сновати?
— Да спустимося на дно ли моря,
Да достанемо дробного песку,
Дробний песочек посеемо мы —
Да и там станет черна землица.
Да достанемо Золотый камень,
Золотый камень посеемо мы —
Да и там станет ясно небонько,
Ясно небонько, светло Сонейко,
Светло Сонейко, ясен Месячек,
Ясен Месячек, дробны звездочки.

(источник — Галичина, запись 1914 г.)


 

2. Деревцо

Как о давней-то поре
На белой-то горе
Диво-Ладо, Диво-Ладо.
Вырастало деревцо
Трехугодливое.
А что первая угода
Под корень деревца,
А другая-то угода
Посередь деревца,
А что третья-то угода
Под вершину деревца.
Под вершиной деревца
Соловей гнездо вьет,
Он и яицы несет,
Молодых деток ведет.
Посередь деревца
Пчелы ярые шумят,
Дюже меду наносят.
Под корень деревца
Студеной ручей течет.
Во студеной во воде
Бела рыбица плывет.

Текст: Нижегородская обл. «Вьюнишная» – величальная молодоженам всего года на Пасху. Частичная коррекция текста – наша. Мотив был неизвестен, пришлось подобрать подходящий — от Свадебной Донских казаков.


 

3. Зачин обряда
Вы вставаете-ко братцы, по утру вставайте ране́нько
умываетесь-ко братцы утром раннею да росою
утираетесь-ко братцы тонким белым полотенцем
уж мы взо́йдем-ко братцы на высокие да на горы
мы поклонимтесь-ко братцы гойным нашим чурам-святам,**
вознесем(ы)те-ко братцы да славы Богам Ро́дным,
поднесем(ы)те-ко братцы да коровай честной на требу.


4. А я роду 
А я роду, а я роду хорошего, хорошего.
А я батьки, а я батьки богатого, богатого.
Мой батюшка – ясён Месяц.
Моя мати – красное Солнце.
Мои браты – соловьи в лесе.*
Мои сёстры – в жите перепёлки.
Ясён Месяц ночью светит.
Красное Солнце весь день греет.

А я в батьку белолица.**
А я в мати вся румяна.
А я в братьев голосиста.
А я в сёстер хлопотлива.
Меня батька, меня мати баловали.
Меня браты, меня сёстры веселили.

(Смоленская обл.)


5. Хлебославие **
А хлебу да соли долог век, Слава!
Еще добрым людям доле того, Слава!
Мы кому споем — тому добром, Слава!
Слава Даждю-Богу на небе, Слава!
А его внукам на сей земле, Слава!
А хлебу да соли на столе, Слава!


6. Кола

Катися, Кола,
Катися, Кола (2 р.)


7. Слава Русской Земле

О светло светлая и украсно украшена
земля Руськая!
И многыми красотами удивлена еси:
озеры многыми, удивлена еси
реками и кладязьми месточестьными,
горами крутыми, холми высокыми,
дубровами частыми, польми дивными,
зверьми разноличьными, птицами бещислеными,
городы великыми, капищами святыми,
селы дивными, винограды обителными,
князьми радетельными, бояры честными —
всего еси испольнена земля Руская,
о прававерьная вера свято-дедова!**

(Слово о погибели Русской Земли, 13 век)


8. Поклонюся

Ой пайду пакланюся небу
Да Зямлi
Велькiм дрэвам раскiну рукi
Угору.
Ой пайду пакланюся полю
Да мяжы
Белай птушкай пакличу вецер
Сваргi.
Ой пайду пакланюся Сонцу
У начы
Каплi сур’i падуць на сэрца
Цяплом
Ой пайду пакланюся рэчцы
Да вады
З глыбiнi зачарпну вадзiцы
Сьвятой
Ой пайду пакланюся лесу
У бары
Пакланюся табе радзiмы
Мой дом
Ой пайду пакланюся Зорке
На усход
Млечным Шляхам завею вочы
Небу

(Песня проекта «Округ Свободного Искусства», Белоруссия)


9. Застольно-гостевая

Коло месяца, коло ясного
Усё частыя звезды
А в Иванушки, а в Ивановича
Усё родные гости.
— Ой гости мои, дорогие мои,
Вы рядуйтеся сами.
Ох ы столики, вы дубовые,
Становитеся сами.
Ой скатерти набираные,
Застилайтеся сами.
А и чарочки вы злаченые, *
Наливайтеся сами.
Ое гости мои, дорогие мои,
Выпивайте й вы сами!

(относится к свадьбе. Псковская обл., Усвятский р-н, д. Перелазы)

Родноверческие обрядовые песни Осени

Авторы — Лада Корнеева, Татьяна Блинова (Пятница) и др. Большинство песен — осмысление народных (*), некоторые полностью сочинены (**).

РОД И РОЖАНИЦЫ

А я роду (Смоленск) можно петь на всякое со-бытье
А я роду, а я роду хорошего, хорошего.
А я батьки, а я батьки богатого, богатого.
Мой батюшка – ясён Месяц.
Моя мати – красное Солнце.
Мои браты – соловьи в лесе.*
Мои сёстры – в жите перепёлки.
Ясён Месяц ночью светит.
Красное Солнце весь день греет.

А я в батьку белолица.**
А я в мати вся румяна.
А я в братьев голосиста.
А я в сёстер хлопотлива.
Меня батька, меня мати баловали.
Меня браты, меня сёстры веселили.

 

ОСЕННЕЕ РАВНОДЕНСТВИЕ
Хлебославие (подходит на любой праздник)**
А хлебу да соли долог век, Слава!
Еще добрым людям доле того, Слава!
Мы кому споем — тому добром, Слава!
Слава Даждю-Богу на небе, Слава!
А его внукам на сей земле, Слава!
А хлебу да соли на столе, Слава!

(странным образом сложилось так, что этот праздник в ранние годы назывался у нас Таусень, и несколько песен с подобным припевом, исходно колядных, были нами осмыслены в символике перехода года к зиме.)

На проводы соломенной Птицы в Ирей (Рязань)
Через баушкин дворок
Та-а-а-усень!
Ехал Сокол-соколок
Та-а-а-усень!
Уронил он сапожок,
Да на речке стал ледок.**
Ты, Соколик, воздымись,
Колом-колом обернись,
Со весною воротись!

На переход из лета в зиму по Мосту
Таусень, шёл по дорожке
Таусень, нашёл железце,
Таусень, пошёл во кузнечку,
Таусень, скуй топорочек,
Таусень, сруби себе сосну,
Таусень, намости мосточек,
Таусень, по этому мосту
Таусень, шли три братца:
Таусень, первый-то братец –
Таусень, Деды святые,**
Таусень, вторый-то братец –
Таусень, Коляда святая,
Таусень, третий-то братец –
Таусень, дедушка Велес. (праздник Велесов день)
Слава!

ОСЕННЕЕ МАКОШЬЕ

Величания Матушке**
Макуша, Пятница,
Славно наречённая!
Уж мы тебя, Матушка,
Ждали-дожидалися
Неделю всю,
Зиму холодну,
Весну красну,
Лето тёплое,
Осенью богатой
Едва дождалися!
Слава!

Государыня богата,**
У неё кичка рогата,
В подолах у ней мерёжки,
А в ушах у ней серёжки.
А рубашки-то льняные,
Алым шёлком расшитые.
Она дитятко качает,
Родовичей поджидает.
Пришли бабы молодые,
Красны девки веселые.
Накормила, напоила,
Счастьем, долей наделила.
Слава-ма!

На обрядовые действия с куделью и нитками
Ой, ниточки тоненькия,
Мотовилица зелёненькия
Ой, дувай-дувай-дай, дувай-да
Мотовилица зелёненькия
Начто ж было тонко прясть?
Начто ж было тонко прясть,
Начто ж было часто ткать?
Я у середу не прядывала,
У четверг не загадывала.
А у пятницу – грех грешной,
У шесток жарко баню топила.*
У неделю на базар ходила,
В понедельник рано печь топила.
Окол печки замазывалася,
А Ванюше понравилася!

На опоясывание Макошина древа **
Вейся, вейся, кудель
На Макушин день!
Прядись, пряженька,
Славься, Матушка!
Лён да полотно –
Матушкино добро.
Беленым холстом
Тебе поднесём.
Честно деревце
Кругом обовьём.
Кругом обовьём,
Молоком польём.
Молоком польём,
Хлеба поднесём.
Хлеба поднесём,
Славу воспоём!

Плетень (хоровод воронкой, играется на разных Святоднях).*
Заплетися, клубок, заплетися,
Завернися, Макушина пряжа
Вокруг столба дубового,
Кругом святенья Родового.
Вот заплёлся клубок, вот заплёлся,
Завернулась Макушина пряжа.
Расплетися, клубок, расплетися,
Развернися, Макушина пряжа.
Вот расплёлся клубок, вот расплёлся,
Развернулась Макушина пряжа.

Посеяли девки лён
На горушке, на горе 2р
На горе, на горе, ходи Мати, на горе,*
На крутенькой, на крутой
Посеяли девки лён,
Посеявши, пололи,
Белы ручки кололи,
Златы перстни ломали,
Прополовши дёргали,
Выдергавши стелили,
Расстеливши мочили,
Намочивши сушили,
Высушивши трепали,
Оттрепавши чесали,
Расчесавши прядали,
А напрявши, сновали,
Насновавши, всё ткали,
А выткавши, белили,
Выбеливши, вышивали.
А вышимши, прибрались,
Всё Макуше кланялись.*

 

ОСЕННИЕ ДЕДЫ

Из-за леса, леса тёмного,**
Из-за моря, моря синего,
Выходила туча грозная
Недождлива, непогодлива.
По утру раным ранёшенько
Выпадала бел-порошенька.
Как по той ли по порошеньке
Выходили люди вещие.
Середь лесу становилися
Да Богам они кланилися.
Да кукушечке говаривали,
Да кукушечке наказывали:
— Ты лети, лети, кукушечка,
В чужедальнюю сторонушку,
Ты скажи, скажи, кукушечка,
Нашим матушкам земной поклон!
Повтор с начала
…Нашим батюшкам земной поклон!
Повтор с начала
…Роду нашему земной поклон!

«Наказ вокалисту»

Автор — Никола Порпора, композитор, представитель неаполитанской оперной школы, один из самых знаменитых вокальных педагогов XVIII века.

Чтоб красиво петь до гроба,
Купол сделайте из нёба,
Станьте полым, как труба,
И начните петь со лба.
Ощутите точки две:
В животе и голове;
Провалите на живот,
И пошлите звук вперед.
Чтобы петь и не давиться,
Не забудьте удивиться:
Вдох короткий, как испуг,
И струной давите звук.
Если вы наверх идете,
Нужно глубже опирать —
Всех тогда «переорете»,
Хоть и нечем «заорать».
Если вниз идете вы, —
Не теряйте головы;
Не рычите, словно зверь —
«Открывайте мягко дверь».
Что такое звук «прикрыть»?
Очень трудно объяснить.
Чтоб прикрытие найти,
Нужно к «Е» прибавить «И».
«А» — где «О», а «О» где «У»,
Но не в глотке, а во лбу,
И со лба до живота —
Лишь провал и пустота.
Пойте мягко, не кричите,
Молча партии учите;
И не слушать никого,
Кроме Бога одного!

Москва была тогда певучая, народная, мастеровая…

12-ти лет меня отвезли в Москву в столярные ученики… Но здесь за верстаком на работе звенела с утра до вечера наша народная песня. Широкой волной разливалась она по всей Москве.
Москва была тогда певучая, веселая, народная, извозчичья, рабочая, мастеровая. Всюду слышалась песня и песня. Любовь у народа к песне была безграничная. Я оказался действительно в песенном океане. Песен, хороводов и плясок московских, смоленских, тульских, рязанских, владимирских, новгородских и других певцов и запевал было довольно. Я жадно ловил эту песню и все перенимал, что мне попадалось и встречалось на пути, в то же время имел постоянную связь со своей подмосковной родной деревней.

Пишет о Москве конца 19 века Петр Глебович Ярков (1875 г.р.), основатель и руководитель Хора крестьян Бронницкого уезда, в своей Автобиографии.

«Девка-семилетка». Возрастное посвящение

Ко взятой в работу песне о девке-семилетке и загадках — необходимо довольно глубокое пояснение. Хорошо и емко
по этому вопросу написал Шевцов в книге «Мир Тропы» (хотя в остальном книгу стоит изрядно фильтровать)). Приведем отрывок:

Когда-то в детстве я слышал, как моя бабушка пела песню про «Девку-семилетку». Я вспомнил об этом только очень много лет спустя, когда ее спели однажды Дядька и его жена тетя Нюра. Пели они ее не совсем так, как звучала она у меня в памяти, а сейчас на Тропе ее поют тоже по-другому. Очевидно, песня бытовала очень широко, почему и известно так много разночтений. Чтобы было понятно, о чем речь, я приведу текст, близкий к тому, что пели они. Для начала разговора я воспользуюсь самым кратким из найденных мною вариантов.
Это из собрания Шейна «Великорус в своих песнях, обрядах, обычаях, верованиях, сказках, легендах и т.п.»:

Как по мосту, по мосточку
Шла девка семилетка,
За девушкой сын купецкой:
«Постой, девка семилетка,
Загадаю три загадки,
Изволь девка отгадати:
А что ростет без кореньев?
А что цветет без алаго цвету?
А что шумит без буйнаго ветру?
— Растет камень без кореньев,
Шумит вода без буйна ветру,
Цветет сосна без алаго цвету [8, с. 213, N8470; 813].

— Это, наверное, самая старая песня, которую я помню,- сказал я, вспоминая бабушку, когда песня отзвучала. Дядька не упустил возможности «запрячь меня в работу» и тут же спросил:
— А о чем она?
— О деревенской жизни, наверное…- не очень уверенно ответил я.
С этого и начался разговор об очевидностях.
Для полноты понимания мне придется добавить к песне недостающие в этом варианте куски. У того же Шейна другая запись заканчивается словами:

«Отгадала ты, девица, отгадала,
Уж и быть за мною, быть моей женою».

Этот вариант записан Афанасьевым, и открывает в сборнике Шейна раздел «Песни-загадки», вероятно, из-за своей эпичности, а значит, вероятной древности. Есть смысл привести его [8, с. 213, N8470; 812]:

«Загадать ли тебе, девица, шесть загадок?»
— Отгадаю, сын купеческий, хоть десяток.
«Уж и что это, девица, краше лета?
Уж и что это, девица, выше леса?
Уж и что это, девица, чаще рощи?
Уж и что это, девица, без коренья?
Уж и что это, девица, без умолку?
Уж и что это, девица, без ответу?»

— Краше лета, сын купеческий, красно солнце,
Выше леса, сын купеческий, светел месяц,
Чаще рощи, сын купеческий, часты звезды,
Без коренья, сын купеческий, крупен жемчуг,
Без умолку, сын купеческий, течет речка,
Без ответу, сын купеческий, судьба Божья.

Что сразу бросается в глаза — это стилистическое и смысловое сходство с духовными стихами и «Голубиной книгой». Я бы уточнил это мое ощущение словами составителей сборника русских народных духовных стихов XI-XIX веков «Голубиная книга» Солощенко и Прокощина: «Многие из «первообразов» древних духовных стихов наверняка не сохранились. Традиция отбирала и шлифовала лишь то, что в любых условиях жизни отвечало не всегда осознаваемой потребности в вечных ценностях» [9].

Как проговорит Володемир князь,
Володемир князь Володемрович:
«Ино ой же еси, сударь,
«Перемудрый царь Давыд Евсеевич!
«Ты скажи-ка-ся нам, проповедывай:
«Отчего зачался у нас белый свет,
«Отчего зачалось солнце красное,
«Отчего зачался светел месяц,
«Отчего зачались зори ясныя,
«Отчего зачались звезды частыя,
«Отчего зачались дожди сильные,
«Отчего зачались ветры буйные?»

Я привожу этот отрывок из Бессоновских «Калек перехожих» по книге Федотова «Стихи духовные» [10].

Чей поиск выше, для меня совершенно неважно, и язычество для меня здесь лишь символ древности этого поиска. Ясно одно, вопрос об устройстве Мира — отнюдь не привилегия интеллигенции. Он был органично присущ самой русской народной культуре. И второе — вопрос этот, похоже, не был умозрительным философствованием на досуге. Есть основания считать, что он был прикладным на уровне устроения сельской общины!

Для того чтобы это доказать, мне придется привести еще тексты. Во-первых, в некоторых вариантах песни о «Семилетке» вместо купеческого сына появляется совсем другой человек — старик (привожу этот отрывок на память):

По муравце по зеленой
Бяжит девка-семилетка,
А за нею старый дедка.
«Постой, девка-семилетка,
Загадаю три загадки.
Отгадаешь — умна будешь,
Не сгадаешь — дура будешь!»

Во-вторых, нам придется заглянуть еще и в мир «неразрешимых или трудных задач»:

В реке девка платье мыла,
Звонко колотила,
Звонко колотила,
Сухо выжимала.
«Душечка молодчик!
Сошей мне башмачки
из желта песочку.»
— Кралечка девица!
Напряди-ка дратвы
из дождевой капли.
«Душечка молодчик!
Сошей-ко мне платье
Из макова цвету,
Прострочи-ко строчку,
Не прорви листочку.»
Кралечка девочка!
Напряди-ка ниток
Из белова снегу [8, с. 215, N8470;.-819].

То же самое мы видим в сказках про «Семилетку», которая отвечает на все неразрешимые задачи царя подобными же ответами и становится «умной», то есть царицей. Но это не единственные сказки об испытаниях семи-восьмилетних девочек. Я потому и использовал слово Мир, говоря о трудных задачах, что весь фольклор буквально наполнен этим и в отношении мальчиков, и в отношении девочек. Начиная с духовного стиха о Егории Храбром и кончая Афанасьевской «Василисой Прекрасной», все говорит нам о том, что русский крестьянский мир обладал своей вполне осознаваемой и глубоко разработанной педагогической системой, очевидно, уходившей корнями в древние инициации или институты жреческого ученичества типа ведической Упанаяны.
Память о ней со временем разрушалась, и все виды переходных испытаний постепенно смешались в народном представлении в нечто единое. При этом мы явно видим в этих сказках и песнях два вида испытаний для девочек: испытания совершеннолетних и испытания семилеток. Признанные совершеннолетними выходят замуж. Подобные обряды и ритуалы описаны достаточно подробно. Но семилетних замуж не выдавали. Значит, в этих песнях и сказках о семилетках следы еще одного обряда-испытания. О чем же песня?

Это было давно и очень для меня сложно. Я не в состоянии вспомнить точно слова Дядьки и частенько вынужден буду передавать его мысли своими словами. Но с чего началось, я помню точно:
— Как по-твоему, почему девка будет дурой?- спросил он меня.
Я даже пришел в замешательство, настолько ответ казался очевидным:
— Но там же все сказано… Не отгадаешь…- я пожал плечами и развел руки.
— Как на экзамене?- подмигнул он мне.- Не ответил, оценки плохие — значит, не умен?
— Ну, в общем, да.
— А не обидно?- задал он вопрос, которым снова поставил меня в замешательство.- Что? Все справедливо? Хорошие оценки, значит, умный, плохие — дурак.
— В общем, да,- повторил я.
— Ты действительно дурак. Ты путаешь причину и следствие. Если ты дурак, то у тебя будут плохие оценки. А сами оценки к тебе не имеют отношения, оценки — это не твое качество!
Я согласился.
— Так с какой стати девка будет дурой, если не ответит на вопросы?
— Ну да! Если она умная,- обрадовался я новому пониманию,- так она умная — ответит или нет! А если дура, так дура!

— Да, но там не хватает одного слова. Он его выпустил. Просто потому, что всем, кто тогда был рядом, все было и так ясно. Для всех своих это очевидно, а для нас теперь непонятно. Какое слово он выпустил?- он подождал, ожидая от меня ответа, потом сказал сам.- Не сгадаешь, дурой будешь счи-тать-ся!
— Считаться…- непроизвольно повторил я за ним и тут же спросил.- Кем?
— Вот это вопрос! Это уже хороший вопрос! А как по-твоему?
Я отрицательно помотал головой — ответ был на языке, но как-то расплывался, и я не мог найти точного слова.
— Всеми своими,- выручил меня Дядька,- Наши должны знать такие вещи, как «Отче наш»! Знаешь, что сделало нас людьми? Не речь и не прямохождение. Свойство! Не будь свойства, мы могли бы быть зверьми или богами… ну хотя бы святыми — это же тоже не люди — но мы сделали выбор! Мы должны быть такими же, как все наши — люди. Это страшный выбор, не выберешь правильно — и тебя убьют. Хотя бы затравят. Свои имеют право убивать чужих. В этом суть свойства. Вовсе не во взаимовыручке. А тайна свойства… у свойства есть тайна! Тайна свойства в ее ответах. Ты обратил внимание, как легко она отвечает? Что ростет без кореньев? Камень! Для тебя камень ростет без кореньев? Нет, не ростет. Он для тебя вообще не ростет. А для нее ростет!
Теперь ведь даже дерево не так растет, а когда-то и камень был живым. Думаешь, почему бабам не велят на камнях сидеть? Брюхо надуть может,- он засмеялся. — Ты присмотрись, как она отвечает. Для тебя камень растет?
-Нет.
— Это очевидно! А для нее?
— А для нее очевидно, что растет!
— Так что за экзамен он ей устраивает?
— Похоже, он проверяет, знает ли она очевидные вещи…- еще не совсем уверенно ответил я.
— Да!- подхватил Дядька,- Вот это и есть тайна свойства. Свои — это те, кто живет в одном мире, в нашем мире. А это значит, видят мир одинаково.

(Конец цитаты из Шевцова)

Таким образом, возрастное посвящение в этом возрасте проверяет усвоение картины мира. Но не только, конечно. Из сказок мы знаем, что девочек подобного возраста также испытывают на хозяйственные навыки (у Бабы Яги, Морозка и др.). У мальчиков же (по моим сведениям, навскидку) больше упор на физическую выносливость и преодоление экстремальных условий — терпение боли, лишений, страха, сдержание слова.

В другом подвиде текстов об испытаниях или загадках парень испытывает девушку, и наградой служит замужество. То есть, это уже следующая возрастная ступень.

Кстати, мне известные варианты приурочены календарно: один к Вождению стрелы (Пасха-Вознесение), другой — хороводный, а значит, тоже весна. Это может говорить о том, что упомянутые испытания исконно проводились именно в это время года… По крайней мере, известные в этнографии смотры девушек-невест действительно приурочены именно сюда!

О сюжете Крапивушки

(покосная, по пути с поля)
Ты крапивушка зялё(ная) вот зелененькая
в чистом поле привзасеянаю (то есть рассеялась и заросла)
вси стёжачки все дорожачки
нету к миламу проходушку
ни пешому ни на лошади
гонит миленькай табун лошадей
ва передях конь варонай идёт
буйну голаву повесимши
два варианта, близкие Крапивушке, дополняющие картину сюжета
  • (Смоленск летняя) ты крапивушка зялёная
    усё поля привзяленила
    усе стёженьки дороженьки
    нету к милому проходушки
    ни пешею ни на лошеди
    гонит милый табунок лашадей
    наперёт и шел буланый конь
    буйну голову повесивши
    кари глазы привзаплакавши
    — на кого конь обижаешься?
    — абижаюсь на хазяина
    нигде на ночь ни дапросишься
    авса сена ни докупишься (брянск протяжная) Ты трава моя, крапивица
    зелёная, качурявая
    Увсе луги приузе́ленила
    увсе стёжечки дороженьки
    Нету к миленькой проходушку
    ни пешому, ни на лошаде
    Гонить Ванька табунок лошадей
    все лошадочки воронае
    наперёд идёть буланый конь
    Чёрны брови понахмуренае
    ясны гла́зы позаплаканае
    Худо ко́ню на чужой стороне
    нигде на ночь не допросишься
    овса сена не докупишься

 

Пруха

Встречаешь иногда песни, которые качают так, что невозможно не притопывать и не нырять всем телом и сознанием в волну, которую они рождают. И это на одних голосах, без инструментов и ударных. И влюбляешься, даже несмотря на ее необрядовость.))
Хочу поделиться одной такой песней. Слушать громко!))

c. Большебыково Белгородской обл. — Ой, кто ж там проехал на коне
Белгородская песенная традиция — одна из самых сильных, мелодически своеобразных, с выраженным мужским началом. Здесь тоже, видите, мужской вокал (запевает Щербинин М.А.) особенно полётный, свободный такой и ведущий — но не давлением, а естеством. Скорость и слова он задает (там разногласия в нескольких местах), а женщины поддерживают, следуют (тоже само собой).

Что занятно: и в исполнении разных городских ансамблей (кое обычно воспринимается легче деревенской записи), и с наложением электронного бита — той первоначальной ПРУХИ уже не достигается. Вот тут несколько вариантов, у кого ВК есть.

Слова:
Ой кто ж там проехал на коне
ой кто ж да на вороному?
/ой ляле лёли лёли 2/
Николаюшка проехал на коне
Николаевич на вороному.
Он ударил копьем в ворота
— ты повыйди-ка сударушка сюда.
— я не выйду 2 до тебя
я сердита 2 на тебя 2:
Долго вечером гулял ты без меня,
Вся постелюшка остыла без тебя,
(одеялушка заиндевела)
под подушку мороз подполоз,
(под перину ветер холоду нанес.)
Как бы мне младой да ворона коня
я бы вольная казачка была,
я бы вольная молоденькая
скакала плясала по лугам,
по зеленым по дубравушкам
(с донским с молодым казаком
разудалым добрым молодцем)

Если песня затронула…

Если песня затронула вас ― она просится в вашу жизнь.

Если нам вдруг хочется граната ― мы смекаем, что телу требуются какие-то вещества, и уважим его желание. С песней то же самое, только на более тонком уровне. Песня отзывается ― значит, она созвучна вашему состоянию, ее мелодия и образы ― то, что сейчас может вас чему-то научить, сдвинуть.
Особенно древняя народная песня, ведь в Традиции она всегда бок о бок с обрядом, магией, переходами, ключевыми моментами жизни человека. Культура десятками веков шлифовала свои произведения, поэтому дошедший до нас фольклор имеет очень большую силу.
Если песня отзывается в душе ― впустите ее туда и позвольте ей делать свою тайную работу. Разучите слова, попробуйте не только слушать, но и петь: так мы становимся со-творцами. Как знать, может быть, именно эту песню пели в одной из ветвей вашего Рода несколько веков назад? Приняв такую «весточку» от предков, встав однажды с ними в степенный хоровод, мы становимся ближе к своему глубинному истоку, к мудрости Единой Живой Земли.

Что это за песни и как к ним относиться

В этом разделе собраны народные песни, выбранные нами как наиболее подходящие для звучания на обрядах. Традиция законсервировала и донесла до нас сквозь века гонений много языческого — порой оно настолько явно, что не нужно ни слова менять. Но чаще приходится немного реконструировать первоначальный смысл, стирая налет насаждаемого христианства (например, имена святых), а иногда значительно преобразовывать песню для своих ритуальных нужд.

Да, традиционный фольклор ценен сам по себе и его нужно беречь и изучать (я этим занимаюсь в рамках других проектов). Но я также считаю, что люди имеют право на со-творчество с традицией. Главное — ЧЕТКО РАЗЛИЧАТЬ АВТОРСКОЕ И ИСТОРИЧЕСКОЕ, и не вводить в заблуждение других!!

Подам пример: под каждой песней раздела я ставлю пометки, каково ее происхождение, подверглась ли она авторскому осмыслению и в какой мере.

Надеюсь, наработки мои и моей общины послужат и другим единомышленникам) Если возникнут вопросы — уточню с радостью, пишите.

Как девка Ведий мёд варила

По лужкам девка гуляла,

Ведьи коренья копала[1].

Накопавши ведь-кореньев,

На Дунай-реку пошла.

Становилась девчоночка

На дубовом на плоту,

Спомывала те коренья,

Бело-набело мыла.

Вымывши она коренья,

Сухо-насухо сушит.

Она, высушив коренья,

Мелко-намелко толкла.

Источёмши ведь-коренья,

В меду-патоке варит.

Споварив ведейна мёду,

Всё на праздник понесла.

Что на праздник на обрядный,

Богам Родным на поклон.

 

Песня в авторском осмыслении. Источник: песня лирическая из сборника В.П. Киреевского

[1] Во время некоторых годовых праздников многие священные действия выполняются именно девичьими руками, в том числе и приготовление мёда для братины.